Kuba (kuba) wrote,
Kuba
kuba

Category:

Заволочье: Лальск - прибежище последних новгородцев (с прологом)

Почему Русский Север так активно заселялся славянами - выходцами из более благоприятных и пригодных для жизни областей? Ведь вести там крестьянское хозяйство гораздо труднее из-за сурового климата и плохих земель. Вплоть до первой половины ХХ века смерть от голода была в этих местах нередким явлением, что уж говорить про более ранние времена.
Тем не менее, века с Х-ХI вв сначала новгородцы, а потом и жители западнорусских и центральнорусских земель начали активное освоение северных просторов. Причин тому несколько, но главная - безопасность. В то время, как древнерусские княжества периодически терзали набеги кочевников из Великой Степи, на Севере бороться приходилось только с природой, а двуногих врагов здесь практически не наблюдалось. Конечно, и до славянской колонизации Север был заселен фино-угорскими племенами, но, похоже, население это было крайне малочисленное. В любом случае, каких-то значимых столкновений славян с чудью достоверно не зафиксировано. Похоже, колонизация, действительно, проходила относительно мирно.
Моголо-татарское нашествие еще больше способствовало активному бегству населения разоренных русских княжеств в те места, куда завоеватели не добрались. Правда, устюжане некоторое время платили дань татарам (о чем свидетельствует, в том числе, местная легенда об Иоанне и Марии), но разорению их земли не подвергались.
В период XIV-XVI веков север стал притягателен для крестьян, бегущих от крепостной зависимости и прикрепления к земле. К тому же, здесь всегда было много свободной земли, которую можно было занимать и обрабатывать. Помещичье землевладение сюда так и не проникло, как и крепостное право. Церковный раскол середины XVII века способствовал переселению сюда больших масс приверженцев старой веры.
В общем, получается, что любые катаклизмы в стране приводили к новой волне переселенцев на Север. А поскольку катаклизмов было немало, то и заселились эти земли относительно быстро. В XVI веке после экспедиции англичанина Ченслера и основания Архангельска через Подвинье прошел основной торговый путь России с Европой, что способствовало развитию здесь торговли, ремесел и промыслов. Но в начале XVIII в появляется новый куда более удобный и короткий торговый путь в Европу через Балтику. По инерции развитие Севера продолжилось еще весь XVIII век, но к нач. XIX в уже наблюдается заметный застой в экономической и социальной жизни. Пертурбации ХХ века болезненно прошлись по Северу: особенно подкосило его уничтожение русского крестьянства. Но даже они выкосили не все проявления традиционной культуры, которые накапливались здесь веками. Тем более, что уже в кон. XIX века в России появились люди, осознавшие ценность Севера как заповедника народной традиционной культуры. С тех пор более-менее активно шел процесс исследований, фиксации и документирования, сбора информации о традициях и обрядах, памятниках архитектуры и т.п., поиска образцов народного и церковного искусства, старинных предметов быта и хозяйственных приспособлений. Именно в эти годы были собраны прекрасные коллекции многих северных музеев, с которыми мы можем знакомиться и сейчас.

Собственно, все это долгое предисловие было к тому, что  и Лальск, о котором я хочу сейчас рассказать, также возник в результате очередного исторического катаклизма. В 1570-е годы, когда группа беженцев из Великого Новгорода числом 60 человек, спасшихся от голода 1568-1569 гг и погрома, учиненного Иваном IV в их родном городе в январе 1570 г, оказавшись в этих глухих краях, основала новое поселение в «пусте месте» на берегах таежной речки Лалы. С тех пор поселок неплохо развивался, хотя его население никогда не превышало 1 000 человек. Тем не менее, Лальск не выглядит ни дырой, ни медвежьим углом – у поселка есть свой неповторимый колорит и особая атмосфера, которая нам пришлась по сердцу.
Главное украшение Лальска – великолепный храмовый комплекс в центре поселка. Воскресенский собор выстроен в 1698 году. Это еще типичное зодчество XVII века с некоторым влиянием стиля строгановского барокко. С северной стороны в XIX в к собору пристроена часовня. Соседний храм Благовещения (1732-1762 гг) уже относится к стилю устюжское барокко. Очень хороша колокольня 1729 г. Воскресенский собор сейчас заброшен и не действует. Его стены украшают изразцы XVII века с традиционными птицами и цветами (с которыми мы уже встречались в Великом Устюге). А вот Благовещенская церковь, судя по всему, если и закрывалась в советское время, то ненадолго, потому здесь сохранились масляные росписи и резной золоченый иконостас XIX в.


Великолепный Лальский погост. Слева направо:Благовещенская церковь (1732-1762 гг), Воскресенский собор (1698 г), колокольня (1729 г).


А это комплекс Лальского погоста поближе - здесь постройки расположены в обратном порядке.


Воскресенский собор (1698 г) и колокольня (1729 г).


С севера к собору в XIX в пристроена часовня.


Красивое узорочное крыльцо собора. Декор колокольни в стиле устюжского барокко.


Декор его окон и порталов.


Остатки декора в куполе собора.


У собора прекрасный изразцовый декор.


Помимо орнамента здесь много птиц - традиционный мотив устюжских изразцов.


И снова птицы на изразцах и кирпичный декор  стен собора. Внутри великолепный портал - его удалось снять через окно.


Благовещенская церковь (1732-1762 гг) - яркий пример устюжского барокко.


Иконостас Благовещенской церкви (XIX в).


Навершие иконостаса с деревянными фигурами.


Интерьер трапезной церкви Благовещения.


Распятие с предстоящими и деревянная скульптура св. Николая в Благовещенской церкви.


Рядом с погостом здание магазина Шестакова (XIX в).


Вид на город с дороги на Лузу.

Но Лальск интересен не только этим ансамблем. Мы здесь ночевали - в единственном местном гостиничном номере (очень, кстати, комфортном), оборудованном в двухэтажном здании на краю поселка, потому основательно погуляли по улицам поселка, сходили за реку по наплавному мостику, а также посетили весьма достойный местный музей, разместившийся в красивом деревянном особняке С.Прянишникова - многолетнего директора бумажной фабрики.


Особняк директора лальской бумажной фабрики С.М. Прянишникова (кон. XIX в), в котором сейчас размещается краеведческий музей.


Элементы резьбы особняка Прянишникова поближе.


Лестница внутри - даже под несколькими слоями краски видна резьба.


Внутри воссозданы интерьеры XIX в.


Еще интерьеры.


А вот печи здесь оригинальные. Как и мебель, сохранившаяся от прежних хозяев.


Чем сильны музеи Русского Севера? Прежде всего, конечно, этнографией. Здесь это не та разлюли-малина, которой часто грешат наши центральные музеи. На Севере все подлинное - например, все эти костюмы настоящие, к тому же очень самобытные.


Чего стоит только эта вышивка на фартуке.


И снова красивейшие костюмы - тоже с вышивкой. Кстати, здесь женщины не носили сложные головные уборы, которые были характерны для  других районов Русского Севера, - максимум, платки или косынки.


Женский костюм для межсезонья. Мужской костюм.


Вышивка полотенца.


Конечно же, здесь есть и прялки.


Резные прялки - вологодские, расписные - двинские.


Расписные и резные трепала для льна.


Расписная мебель...


И расписной интерьер избы, собранный в одном из помещений музея.


Дуги тоже расписные.

В центре поселка наряду с несколькими деревянными купеческими особняками сохранились несколько торговых лавок, а также два корпуса торговых рядов, в которых и сейчас работают магазины.
На кладбище на окраине Лальска рядом с Успенской церковью (1791-1796 гг) находится некрополь купеческой семьи Сумкиных - владельцев лальской бумажной фабрики. Здесь же находится удивительное надгробие самого С. Прянишникова - директора бумажной фабрики. Удивительное тем, что на его основании (на всех 4 сторона) написана, похоже, целая надгробная речь с перечислением всех заслуг усопшего.


Еще одно интересное сооружение поселка - т.н. "китайский домик" - выстроено в кон. XIX в бумажной фабрикой для размещения здесь прачечной. Сейчас используется музеем как мастерские


"Китайский домик" поближе.


Рядом с китайским - еще одно здание комплекса прачечной кон. XIX в.


Дом Шестакова на улице Большой (кон. XIX в), в котором сейчас работает местная администрация.


И его красивый резной декор.


Торговая лавка.


Дом купца И.Е. Шестакова (кон. XIX в).


Дом купца и городского главы Лальска И.С.Пономарева (1890-е гг).


И его очень благородный декор.


Еще дин купеческий дом с торговыми помещениями на первом этаже (XIX в).


Торговые ряды Лальска (кон. XIX в).


Рядовая историческая застройка Лальска.


От Богоявленской церкви (1711-1715 гг) остались руины. Но наличник до сих пор красив.


Церковь Иоанна Предтечи (1714 г).


Несколько лучше сохранилась церковь Спаса Преображения (1730-1732 гг).


Здание местной библиотеки - тоже историческое. На улицах здесь - традиционные для севера деревянные мостки.


Поленницы - традиционный атрибут северного поселка. Ибо газа здесь нет :(


Наплавные мостки через речку Лала.


Ограда лальского кладбища (кон. XVIII в).


Кладбищенская Успенская церковь (1791-1796 гг) - снова устюжское барокко.


У церкви замечательная колокольня с милейшим металлическим балкончиком.


Некрополь фабрикантов Сумкиных у церкви на местном кладбище.


Надгробия поближе.


И еще надгробия. Особенно интересно надгробие С.М. Прянишникова...


на четырех гранях которого выгравирована целая надгробная речь рабочих...


... продолжение речи.
Tags: Заволоцко-Поморская экспедиция, Кировская область, Россия, охота к перемене мест
Subscribe

Posts from This Journal “Заволоцко-Поморская экспедиция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Posts from This Journal “Заволоцко-Поморская экспедиция” Tag