Kuba (kuba) wrote,
Kuba
kuba

Categories:

В краю великих северных рек: Заволочье и Поморье (вводное)

Такого длинного путешествия у меня не было давно, а может, вообще никогда. Целых 16 дней колесили мы на верном Дастере вдоль больших и малых рек Русского Севера. Именно по рекам осуществлялась много веков назад колонизация этого обширного, неприветливого, но столь притягательного края, потому на их берегах и в долинах и сохранилось больше всего интересного. Еще с Х века сюда начали проникать новгородские ушкуи и купцы, потом подтянулись ростово-суздальские колонисты. Для всех для них эти земли находились за системной волоков из Шексны в Волгу, потому и назвали их Заволочьем. Территория эта была совершенно огромна и простиралась вплоть до Камня (Уральских гор). С севера же ее ограничивало Поморье - прибрежные территории Соловецкой Пучины (как называли Белое море), освоенные новородцами еще раньше.
География нашей экспедиции охватила три региона: Вологодскую, Кировскую и Архангельскую области, а закончилась программа в Ярославской области. Хотя и начали мы нашу поездку формально там же - в городе Ростов Великий, откуда и отправились на берега Сухоны в Великий Устюг – первый пункт нашей программы. С сожалением миновав без остановки прекрасный город Тотьма (о котором можно почитать здесь, и куда мы, надеюсь, мы еще вернемся), по неплохой, в целом, дороге (да, с 2012 года ситуация с асфальтом здесь сильно улучшилась) добрались до цели Путь этот неблизкий, и занял почти целый день. В Великом Устюге и его ближайших окрестностях провели два полных дня – и их нам едва хватило на знакомство с этим прекрасным городом, его многочисленными храмами, выстроенными в стиле устюжского барокко, и богатыми музеями.


Вид через Сухону на Набережную ул. Великого Устюга из Дымковской слободы.


Царские врата Троицкого собора Троице-Гледенского монастыря (1776-1784 гг). Его иконостас - настоящий шедевр искусства резьбы по дереву. В Устюге, вообще, сохранилось немало оригинальных иконостасов XVIII века, но для осмотра доступны только 3-4 из них.


Устюжское барокко. Никольская церковь в Великом Устюге (1682 - 1720 гг, колокольня 1720 г).


Великий Устюг поражает количеством промыслов. Чего здесь только ни делали (кстати, и сейчас тоже делают немало). Евангелие с чернеными серебряными пластинами (1685 г). Промысел жив до сих пор - вот ювелирный набор, который я купила в фирменном магазине предприятия "Северная чернь".


Иконопись - икона из иконостаса церкви Вознесения (XVIII в). Как мне представляется, это строгановское письмо (неудивительно, учитывая, что Сольвычегодск совсем рядом). Каменный крест 1625 г с клеймами страстей господних (нач. XVIII в).


Деревянная скульптура. Богоматерь и Мария Магдалина (сер. XVIII в). Изразцовая печь из купеческого дома - экспонат фондохранилища устюжского музея.


Изразцы украшают также многие устюжские храмы XVIII в.


Высокие глиняные берега Сухоны.


Памятник устюжанину Семену Дежневу - первопроходцу Чукотки.

Из Устюга путь наш лежал на берега суровой и красивой реки Луза в Кировскую область, а точнее, в ее глуховатую и малонаселенную северо-западную часть, которая исторически тяготеет к Вологодчине (а точнее, к Земле Устюжской). До сих пор сюда проще добраться из Вологодской области. В прошлом году в ходе нашей Вятской экспедиции мы вынуждены были отменить поездку в Лальск: дорогу туда со стороны Вятки развезло так, что машины таскали тракторами. «Не судьба» - решили мы и перенесли поездку. И правильно сделали - это позволило нам тогда гораздо больше времени выделить на знакомство с самой Вяткой и югом области. А с Лузским районом все без особого труда получилось в этот раз: мы осмотрели и Лальск, и Родионову гору, и, наконец, добрались до относительно труднодоступного, разрушающегося, но все еще впечатляющего храма Покрова-на-Лузе.

Дорога из Лальска в Архангельскую область через поселок лесозаготовителей Верхнелалье оказалась одним из самых серьезных испытаний всей поездки: разбитые плиты и расквашенный грейдер местами были труднопроходимы даже для Дастера. К счастью, в Архангельской области ситуация сильно улучшилась – и мы быстро доехали до Сольвычегодска, древней соляной столицы и вотчины бояр Строгановых, стоящей на берегах еще одной большой северной реки Вычегда. Слава Богу, перед самой нашей поездкой в Архангельской области, наконец, отменили карантин для музеев – и в Сольвычегодске мы смогли все-таки попасть в функционирующий нынче как музей древний Благовещенский собор, который облазили с экскурсоводом вдоль и поперек.


Лальск. В центре - ранний пример устюжского стиля - Воскресенский собор (1698-1717 гг). Слева - церковь Благовещения (1732-1762 гг), справа - колокольня (1763 г).


Луза.


Боры-беломошники, покрытые ягелем и богатые ягодой и грибами.


А вот морошку так просто не соберешь - ее искать нужно. Потому и цена на нее в несколько раз выше, чем на все другие ягоды. Впрочем, в августе уже все равно не сезон - мы покупали морошку в сиропе на рынке в Вельске.


Дороги севера Кировской области - безусловные лидеры антирейдинга дорог всей экспедиции.


С мостами на северных реках напряженка. Зимой часто обходятся ледовыми переправами, летом налаживают понтонные мосты, ну а в межсезонье - да сколько там того межсезонья...


Паромы здесь тоже не редкость - паромов в этой поездке у нас было с десяток (гораздо больше, чем мостов). На заднем плане - один из старейших храмов Русского Севера - Благовещенский собор (1560-1584 гг) Сольвычегодска.


Собор уникален не только возрастом: здесь сохранился иконостас XVII в с удивительными царскими вратами, украшенными слюдой и эмалью. А вот его росписи XVI в были переписаны заново после пожара в XIX в.


Музейные экспозиции при соборе не менее поразительны: икона Троица XVI века и золотое шитье из мастерской Анны Строгановой (пелена "Юродивые и святые" 1660 г).


Сокровищница музея также удивляет уникальными экспонатами: напрестольное Евангелие кон. XVII в. А в ходе экскурсии по внутристенным ходам собора есть даже возможность попасть в алтарную часть и увидеть росписи и расписную сень XVIII в.


Соляной фонтан у Введенского собора в Сольвычегодске. Именно местные соляные растворы стали основой богатства династии Строгановых.

Северная Двина – главная водная артерия и дорога Русского Севера – начинается в Великом Устюге, где сливаются Сухона и Юг. В ее верховьях в окрестностях Красноборска мы провели следующие пару дней, активно осматривая достопримечательности района. Настолько активно, что за один день умудрились сбегать на расстояние 4 км в одну сторону в нежилую деревню Сидорова Едома, а потом еще съездить на пароме на другой берег Северной Двины (на берега реки Уфтюги), все там осмотреть - и успеть на обратный паром!

Из мрачноватого и запущенного поселка Холмогоры лежал наш путь в глухие края по берегам Пинеги и Мезени. Здесь безусловным открытием стала для нас невозможно аутентичная поморская деревня Кимжа, куда еще 15 лет назад не было никакой сухопутной дороги, представляющая из себя абсолютный портал в прошлое. А вот Пинежье, к сожалению, пришлось при этом проскочить транзитом – для обстоятельного знакомства с ним нужен был еще хотя бы один день. Еще один лишний день позволил бы нам проехаться вдоль Мезени - ну что ж, значит, с Мезенью мы не прощаемся.

Архангельск тоже в этот раз, к сожалению, прошел мимо меня – на него элементарно не хватило времени. Мы сознательно решили больше сосредоточиться на окрестностях города, куда добраться без машины сложно, а музеи (в том числе, и один из богатейших в России музеев деревянного зодчества Малые Карелы) оставить на тот случай, если все-таки когда-нибудь отправимся сюда без авто. Нижнее и Среднее Подвинье осматривали уже из Архангельска и по пути в Вельск, который стал нашей базой на три следующих дня.


Расписных изб в Подвинья сохранилось довольно мало. К счастью, эта - дом Малетина, что в селе Чащевица, еще стоит...


Георгиевская церковь в Пермогорье (1665 г) - один из самых совершенных деревянных храмов всего Русского севера.


Николаевская церковь у Гагарок (Комарица) сохранила почти нестеровские росписи нач. ХХ в.


Двинские прялки особенно нарядны и красочны. Но расписывали здесь все - даже детские санки.


Именно в Подвинье на смену каменным устюжским храма приходит зодчество деревянное. Впрочем, в урочище Шеломя под Красноборском деревянная (1642 г) и каменная (1842 г) Никольские церкви стоят рядом.


Введенская церковь (1738-1748 гг) в нежилой деревне Сидорова Ёдома сохранила расписной портал XVIII века. А дома купцов Гусевых, что в селе Черевково, - великолепный резной декор.


Церковь Дмитрия Солунского в Верхней Уфтюге (1784 г) не очень изящна, но запоминается основательностью и монументальностью.


Просторы Северной Двины.


Церковь Василия Блаженого (1825 г) на погосте Чухчерьма на высоком берегу Северной Двины.


Сретенская церковь в поселке Рикасово не закрывалась в советское время, потому сохранила иконостас 1820-х годов. Церковь Николая Чудотворца, что в селе Зачачье, была возобновлена в формах XVII в в 1914 году.


Воскресенская церковь (1686-1694), что в поселке Верхние Матигоры, больше напоминает среднерусское зодчество. Сейчас она хорошо отреставрирована и видна издалека.


В Холмогорском музее представлены, в основном, мезенские прялки, сочетающие традиции русской росписи и ненецких орнаментов.


Холмогоры. Типичная изба Нижнего Подвинья, увенчанная трехоконным мезонином.


В райцентре Пинега, что на берегу одноименной реки, до сих пор существует бревенчатая набережная.


Поморская Кимжа за истекшие 100 лет прктически не изменилась (ну разве что свет провели). Дорога по суше сюда была проложена лишь в 2008 году! После прошедшего накануне дождя ходить по селу мы смогли лишь в резиновых сапогах...


В Кимже почти на каждом доме сохранился конек. Великолепную Одигитриевскую церковь (1700-1709 г) недавно образцово отреставрировали.


Традиция ставить кресты по обету сохранялась в этих краях вплоть до середины ХХ века. Как и обычай хоронить покойников сразу за околицей села или еще в каком неустановленном месте. В Кимже до сих пор этих крестов за селом очень много - как старых, так и новых. Справа - обетный крест кон. XIX в на берегу Мезени.


Мезень - вторая по величине река Архангельской области.


Один из феноменов Кимжи - самые северные в мире ветряные мельницы. Даже в этом климате люди умудрялись выращивать зерно!

Понятно, что столь длительная и насыщенная объектами поездка не может обойтись без накладок и изменений. Потому, когда выяснилось, что запланированную экскурсию на Бесов Нос нам не подтверждают, мы почти не удивились. Обидно было только, что не узнали об этом раньше еще в Архангельске, где высвободившееся время нам бы очень пригодилось. В итоге выкроили себе еще один лишний день в Вельске, так как Поважье (а особенно, долина реки Вель) также оказалось интереснейшим регионом, полным ярких памятников деревянного зодчества.


Пейзажи юга Архангельской области подверглись сильному антропогенному влиянию. После глухих мезенских лесов и болот выглядит непривычно и отторжения не вызывает.


Церковь Ильи Пророка (1756 г), что в селе Возгрецовская - типичный поважский деревянный храм, увенчанный грушевидным куполом.


Росписи фронтона дома Мартынова (1898 г) из села Большое Заволжье, куда нет дороги и надо идти пешком - впрочем, недолго.


На избах, кстати, иногда изображали портреты хозяев. Вот фрагмент обшивни дома Горбунова, выставленный сейчас в Вельском музее. Работа семьи живописцев Петровских (1886 г).


Пару лет назад в Вельский музей была перенесена одна из расписных изб Поважья (сохранившая внутри также росписи Петровских). Теперь любой может посмотреть, как такое жилище выглядело изнутри и снаружи. В интерьере - выставка домовой росписи Поважья.


Село Березник сохранило пожарный сарай и усадьбу кон. XIX в.


Дивный лев с фронтона избы Осипа Буракова, что в селе Рогово.

Кроме Бесова Носа не подтвердилась у нас также экскурсия на остров Липня, что в окрестностях Великого Новгорода, куда мы планировали сплавать в последний день путешествия: новгородский музей-заповедник никак не запустит туда катер, купленный ими еще несколько месяцев назад! В итоге наш обратный маршрут был полностью переделан: взамен Пудожа, из Вельска мы отправились в Вологду, где, в принципе, всегда есть чем заняться. Например, посетить открытый несколько лет назад для посещения Софийский собор, сохранивший комплекс фресок XVII в и иконостас нач. XVIIIв, а также съездить в музей деревянного зодчества Вологодской области Семёнково и в усадьбу Брянчаниновых в селе Покровское.
Последний день поездки посвятили Ярославской области, где нас опять подвели дороги: в хлам разбитый асфальт по пути в Спасо-Преображенский Геннадьев монастырь поразил наше воображение даже после бетонных плит Верхнелалья и раскисшего под проливным дождем грейдера в Мезень. Еще один в этом сезоне незачет ярославским дорожным службам за ушатанные дороги. Из-за них мы снова вынуждены были сократить программу дня – времени осталось лишь на прогулку по селу Вятское, входящему в список самых красивых деревень России на нас при этом не слишком поразившему.

Несмотря на накладки последних дней поездки, в целом, я ее результатом довольна. В этом году, в силу известных обстоятельств, вообще трудно было ожидать 100%-ного исполнения планов. И мы были морально готовы к тому, что придется все менять на ходу. Хотя карантин нам как раз почти не помешал: музеи везде уже открылись, гостиницы работали, разве что в Красноборске из-за отсутствия нормально функционирующих кафе пришлось питаться из магазина, да в Семёнково доступны для посещения оказались почему-то не все избы. Зато в этот раз нам как-то особенно везло на попадание внутрь действующих церквей – и именно тех, где сохранились вполне аутентичные интерьеры. А это дорогого стоит – кто сталкивался, тот поймет.
Ну и конечно, как всегда бывает в таких случаях, многое осталось за пределами нашей программы. Что-то пришлось отменить по погодным условиям, что-то из-за неясного состояния дороги, на какие-то объекты элементарно не хватило времени, о чем-то мы просто не знали до поездки. Так выпьем же за то будем надеяться, что в следующем сезоне у нас будут силы, возможности и желание досмотреть недосмотренное в этом, а также ознакомиться с новыми уголками бесконечной вселенной, называемой Русским Севером.
Tags: Архангельская область, Вологодская область, Заволоцко-Поморская экспедиция, Кировская область, Россия, охота к перемене мест
Subscribe

Posts from This Journal “Заволоцко-Поморская экспедиция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Posts from This Journal “Заволоцко-Поморская экспедиция” Tag