Kuba (kuba) wrote,
Kuba
kuba

Categories:

Архангельская область (БПО): по правому берегу Онеги (часть 1)

Последний день поездки выдался, наверное, самым насыщенным по количеству посещенных объектов – настолько насыщенным, что глядя на фотографии, приходится порой сильно напрягать память, чтобы вспомнить, где и когда это было :) Тем не менее, потихоньку картина восстанавливается, так что начну по порядку.
Практически целый день мы ехали вдоль правого берега Онеги с севера на юг – отправившись утром из Онеги-города, финишировали вечером на станции Плесецкая, где чуть погодя расселись по своим поездам и разъехались по домам.

Самым первым объектом была деревня Вонгуда, где есть руины большого каменного классицистического храма Вознесения Господня (1815-24гг). Потом отправились в деревню Верховье (Верхняя Мудьюга , как я уже упоминала, двойные и даже тройные названия деревень - обычное дело для этих мест), где задержались надолго. Во-первых, здесь работает совершенно потрясающий частный музей северного крестьянского быта, созданный местной уроженкой Зайцевой Ольгой Максимовной. Казалось бы, что интересного может быть в музее крестьянского быта для человека, который, как я, например, таких музеев посетил не один десяток? Я даже в последние годы намеренно игнорировала такие объекты в своих разъездах, поскольку мне они все стали казаться на одно лицо: рубель, светец, печь, бабий кут и т.д. Однако, музей в Верховье оказался совершенно непохож на всех своих центральнорусских, украинских и прочих собратьев – то ли дело в северной специфике, а скорее всего, в неформальном подходе к делу самой хозяйки. Ольге Максимовне удалось собрать обширнейшую коллекцию предметов крестьянского быта, о предназначении многих из которых современный человек даже не догадывается. К дому пристроено обширное хозяйственное помещение, где представлены всякие хозяйственные приспособления покрупнее: станки, телеги, жернова , с/х орудия и т.д. Собрано все, кстати, было, в основном, в родной деревне: многие старые вышедшие из употребления вещи люди при переезде с собой не увозили: раздавали, выбрасывали или продавали. Расположен музей в доме деда Ольги Максмимовны (семейные вещи легли в основу коллекции), потому рассказ о бытовых предметах перемежается какими-то удивительными фактами из семейной истории, переплетенной с историей страны и этого северного края, – в общем, полтора или два часа экскурсии пролетели, как один миг.

В деревне некогда был тройник, который сгорел в 1997г (обычная история: спички детям не игрушка). Сейчас здесь стоит памятный крест, а от построек не осталось почти ничего, кроме куска ограды, который мы приняли за часть погоста.
Через речку Мудьюгу перекинут подвесной деревянный мост, по которому часть группы (у кого были резиновые сапоги) прошла через болотистые луга к Смоленской церкви (кон.XIXв). Остальные непредусмотрительные товарищи отправились туда на автобусе, а потом еще какое-то время шли пешком, но уже по более приемлемой тверди.



Вогуда. Вознесенская церковь (1815-1824гг),


которую облюбовали коровы.


Остатки иконостаса.


Красивые виды открываются отсюда на долину речки Вонгуда.


Мостов такой конструкции мы еще не видели.


Верховье. В этом доме расположен Музей О.М.Зайцевой. Слева взвоз, по которому в хозяйственную пристройку могла заехать телега с лошадью.


Вот этот коридорчик и вел из жилой части дома в хозяйственную пристройку.


Рядом со всем известным рубелем лежат очень любопытные экспонаты. Если я правильно поняла, зарубки на этой палке - это своеобразный график дежурств крестьянских семей зимой у проруби - у каждой семьи свой тип зарубки: почистил прорубь, оставил зарубку, передал другому (как график дежурств в туалете Макдональдс примерно :) Пришла весна - палку в печку, так что эти сохранились чудом.


Коллекция прялок у Ольги Максимовны небольшая, но очень высокохудожественная.


Детские ходунки.


Кадки для молока.


"Похкалки" использовались для вымешивания теста - тесто в них просто подкидывали.


Крестьянский ранец для переноски грузов на спине.


Женское исподнее - часть приданного любой невесты.


Это не просто детская каталка, на ней мальчик с детства учился работать топориком (вот не боялись же давать детям топорики).


Крестьянская икона Воскресение в красном углу.


В клеймах вокруг основного сюжета изображались основные церковные праздники.


В хозяйственном помещении пока царит художественный беспорядок - руки у хозяйки сюда еще не дошли.


Крупомолка.


К часовне Георгия Победоносца (кон.ХХв) ближе я не подошла - очень уж было сыро вокруг.


В Верховье нам также повстречались коровы. Как люди их тут держат и зачем, загадка - ладно раньше при натуральном хозяйстве выхода другого не было, но сейчас! Просто представьте, сколько на долгую северную зиму кормов нужно заготовить! Это вам не вечно зеленые альпийские луга, где коровы пасутся круглый год.


Крест на месте сгоревшего Верхнемудьюгского погоста.


А вот этот фрагмент ограды - видимо все, что от него осталось.


Симпатичная усадьба на другом конце деревни.


Церковь Смоленской иконы Божией Матери (кон.XIXв)


завершается почти венецианским куполом и эффектным деревянным шпилем - почти как собор Петропавловской крепости в Питере :) Это обычная для XVIII-XIXвв имитация приемов каменного зодчества в деревянном (до этого было наоборот - некоторые формы из деревянного зодчества переходили в каменное).


остатки иконостаса внутри.


При ходьбе этот мост раскачивается под ногами.



Подвесной деревянный мост через речку Мудьюга.

В деревне Сырья сохранилось сразу 2 деревянных храма: часовня над могилой монаха Кирилла Сырьинского (1885г) и довольно большая церковь Николая Чудотворца (1867г, но на срубе XVIIв), оставшаяся от монастыря, основанного Кириллом. Рядом находится деревянный колодец оригинальной конструкции – с черпаком.

Следующая довольно продолжительная остановка была в деревне Поле (Есенская), так как помимо деревянного храма Богоявления Господня (1851-1853гг) здесь можно посмотреть усадьбу богатого крестьянина И.М. Попова (II пол. XIXв), настолько внушительную, что ее легко можно принять даже за дворянскую. Рядом с большим красивым, но увы, бесхозным домом находится маленькая изящная беседка на кирпичном основании, которую здесь именуют довольно смешно – летник-ледник, так как с свое время она исполняла обе функции: ледника (нижняя кирпичная часть) и летней беседки. В дом мы смогли влезть через окно и немного пофотографировать интерьеры.


Колодец любопытной конструкции в Сырье - с черпаками.



Все очень просто: отставляем крышку, черпаем воду, пьем, закрываем крышку.


Церковь Николая Чудотворца (1867г на срубе XVIIв) в Сырье довольно велика.


Декор стен, опять же, имитирует классицистическое каменное зодчество: пилястры и треугольные фронтоны над окнами.


Как и этот шпиль, венчающий колокольню (хотя это, скорее, барочный элемент).


Внутри храм потихоньку восстанавливается.


Иконостас также выполнен в традициях классицизма.


Часовня над могилой Кирилла Сырьинского (1885г).


Дома в Сырье весьма добротные.


Интерьер часовни очень уютный. Сень над могилой Кирилла справа.


В большинстве часовен и храмов Поонежья иконы представлены в виде фотокопий. Эта показалась нам интересной - здесь, видимо, тот самый Кирилл обращается к Богородице с какой-то молитвой.


Поле (Есенская). Кубоватая церковь Богоявления (1851-1853гг) с колокольней и трапезной.


Сейчас активно восстанавливается (силами "Общего дела", если я правильно поняла).


Интерьер церкви.


Старые печи.


И иконостасы.


Рядом с церковью дом священника (кон.XIXв). Колонны, подпирающие крыльцо, выглядят очень трогательно, по-моему.


Дом И.М. Попова (II пол. XIXв).


С обратной стороны он выглядит даже лучше.


И этот фасад неплох.


Тем более, что фронтон украшен чуть ли не гербом с монограммой (дом-то крестьянский!).


Дом украшен резьбой относительно скромно, но, как говорится, со вкусом.


Остатки ограды.


Летник-ледник.


Двери дома заперты, но разве это остановит настоящего туриста? :)


Столярка внутри аутентичная.


Красиво оформлен потолок лоджии второго этажа.


Но в целом от интерьеров почти ничего не осталось.


В Поле есть еще один примечательный особняк - в стиле модерн, но его пришлось фотографировать из автобуса.



Усадьба И.М. Попова и тот самый летник-ледник перед ней (IIпол. XIXв).
Tags: Архангельская область, Большая Поонежская экспедиция, Россия, охота к перемене мест
Subscribe

Posts from This Journal “Большая Поонежская экспедиция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Posts from This Journal “Большая Поонежская экспедиция” Tag