October 17th, 2018

def_1

Пермский край: Ныробский тракт (Покча-Вильгорт-Камгорт-Искор-Ныроб)

На север от Чердыни идет дорога в сторону поселка Ныроб, куда мы отправились на следующий день. Первую остановку сделали в селе Покча (ударение неожиданно на последний слог), что всего в 6 км от Чердыни. Есть версия, что именно сюда в 1472 г была перенесена резиденция Чердынского князя. От резиденции, понятное дело, не осталось ничего. Но Покча интересна и без этого. Здесь сохранилась масса купеческих особняков и общественных зданий XIX – ХХ вв, в том числе, и здание иконописной мастерской А.Федосеева. По инициативе ее руководства местная Благовещенская церковь (1785 г) была перестроена в псевдорусском стиле, который мы не очень любим. Зато деревянные дома Покчи не знают себе равных в крае – столь чудесной работы по дереву и нарядных ворот мы нигде более в этой поездке не встречали.


Покча. Ворота кон. XIX в.
Collapse )
Потом сделали еще несколько коротких остановок в селах на дороге: Вильгорт (церковь Троицы Живоначальной (1779 г), но традиционно вид испорчен колокольней и трапезной 1902 г плюс несколько старых особняков и общественных зданий), Камгорт (не слишком впечатляющая кирпичная Введенская церковь 1915 г постройки, Искор (та же история, что и Вильгорте – изначально интересная церковь Рождества Христова (1793-1803 гг) в стиле уральского барокко заслонена несоразмерной трапезной нач. ХХ в). От Искора можно еще добраться до древнего Искорского городища (вроде даже дорогу туда проложили неплохую), но мы не стали ввиду не слишком хорошей погоды.
Collapse )
Зато поселок Ныроб – самую северную точку нашей поездки – осмотрели подробно. Самое впечатляющее здесь – Никольская церковь 1704 г постройки – высокий стройный пятиглавый храм, богато украшенный барочными орнаментами. Когда мы приехали, он был закрыт, но на двери висела табличка с телефоном. Мы позвонили – и через несколько минут из соседнего дома вышел, тяжело опираясь на палку, пожилой священник (как мы потом узнали, это был отец Варсонофий). Приходилось читать, что нрава он сурового (наверное, и паства здесь соответствующая), но на нас прикрикнул лишь раз, когда мы войдя не прикрыли за собой дверь. Потом устало опустился на лавку и не мешал осматривать нам церковь.
Внутри интересного не так много – купол с рельефно выложенными крестами, не слишком внятные остатки росписей нач. XVIII в и то, ради чего мы все-таки решились побеспокоить сурового священника, – неплохо просматриваемое на одной из стен изображение св. Христофора-псоглавца. Сей редкий и не слишком канонический образ, видимо, появился здесь потому, что святой Христофор считался покровителем охотников – а для жителей Ныроба издавна охота была одним из основных занятий.
Рядом стоит обезглавленная Богоявленская церковь, возведенная в 1736 г на месте первого погребения Михаила Романова (после воцарения Романовых его останки были перезахоронены в Новоспасском монастыре в Москве). До революции здесь сохранялась гробница, которую можно видеть на фотографии Прокудина-Горского, добравшегося даже сюда! Сейчас церковь заперта и не действует, по словам, музейного экскурсовода, внутри там ничего нет.

В двух шагах от церкви находится музейный центр Ныроба, посвященный памяти Михаила Никитича Романова, сосланного сюда на край света в кон. XVI в Борисом Годуновым (Романовы как раз приобрели большое влияние в этот период, что не могло не вызвать обеспокоенности не слишком легитимного царя). Узника держали в яме (в которую и сейчас можно спуститься – зрелище не для слабонервных: она была настолько низкой, что там даже согнувшись человек с трудом помещался). К тому же на узнике были 30-килограмовые кандалы, которые также сейчас показывают в музейном центре. Неудивительно, что через год такой жизни Михаил Романов скончался (вернее, удивительно, как он вообще целый год протянул – могучий, видать, был человек). Жители Ныроба, которые во время заточения тайком носили узнику еду и прочие нужные вещи, были вознаграждены за это после прихода к власти племянника покойного - Михаила Федоровича Романова: их на 100 лет освободили от всех налогов.
Над ямой Романова нынче стоит часовня – новодельная, так как даже сама яма была засыпана в советское время. Сохранилась лишь кованая ограда нач. ХХ в.
Однако, впечатляет Ныроб не только прошлым, но и настоящим. В поселке проживает около 4,5 тыс. человек, а население его зон – более 2 тысяч! Длинные заборы с колючей проволокой видны сразу при въезде в поселок – и вид их также отнюдь не настраивает на лирический лад.
Сурова тут и природа – как нарочно, именно в этот день погода начала портиться, набежали облака, и день получился несколько мрачным. Лес здесь ниже, чем в районе Соликамска, а осень зашла значительно дальше. Дорога в Ныроб идет через огромное Вильгортское болото, а в сосновом лесу земля обильно покрыта ягелем. Мы даже останавливались специально, чтобы его посмотреть, - нигде ранее ягель мне видеть не приходилось.


Ныроб. Великолепная Никольская церковь (1704 г).
Collapse )

Ягель поближе. Мне было интересно - я ягель там впервые в жизни увидела.