September 4th, 2018

def_1

Псковская область без Пскова, Изборска и Печор: памятники восточного берега Чудского озера

Весь следующий день мы целиком посвятили памятникам древнепсковского зодчества, расположенным вдоль побережья Чудского озера. Но начали программу далековато от берега - с поездки в Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь, который был забыт до 60-х годов ХХ в. Когда его обнаружили в глухих лесах, то оба храма (Иоанна Богослова (1557 г) и церковь Успения Богородицы (1540-е гг)) датировали XVI в. Сейчас монастырь полностью восстановлен, сюда проложена дорога - грейдер отличного качества, но настолько малолюдный, что здесь безбоязненно гуляют аисты (впрочем, аистов на лесных дорожках Псковской области мы встречали очень часто).

Вернувшись на магистральную дорогу, мы отправились на север вдоль восточного берега Чудского озера. Самой дальней точкой нашего путешествия стало село Доможирка, где прямо на берегу озера стоит красивая древняя Троицкая церковь  (1558) – один из лучших образцов древней псковской архитектуры. Построена она в честь взятия в ходе Ливонской войны г. Нарвы и находившегося рядом с церковью г. Сыренска. Неоднократно страдала от времени и от пожаров. Церковь свежеотреставрированная, а в Доможирку, куда отродясь автомобильной дороги не было, теперь можно доехать чуть ли не на любой легковушке. Кстати, здесь наши телефоны оказались в эстонском роуминге – сигнал с противоположного эстонского берега (который здесь, кстати, не виден – Чудское озеро в этом месте очень широкое) гораздо сильнее, чем от ближайшей вышки связи на российской территории.


Крыпецкое. Слева направо: церковь Иоанна Богослова (1557), галерея со звонницей, церковь Успения Богородицы и Иоанна Лествичника (1540-е гг).
Collapse )

Доможирка. Троицкая церковь (1558 г).


Берег Чудского озера.

Следующим пунктом нашей программы была церковь Михаила Архангела (1462 г), что в селе Кобылье Городище. Сюда также ведет грейдер – и тоже весьма неплохой (вообще, в этот раз состояние дорог в Псковской области, за редкими исключениями) порадовало – мы ожидали гораздо худшего.
В 1 км отсюда находится деревня Самолва, интересная тем, что здесь открыт частный музей Ледового побоища (!). Видимо, потому, что из жилых сел это – самое близкое к месту побоища (которое, впрочем, точно не известно). Точных сведений об этой битве 1242 года вообще мало – некоторые даже ставят под сомнение тот факт, что она вообще имела место. Но в музее есть информация про экспедицию 1950-х годов, когда проводились подводные исследования, подтвердившие некоторые летописные сведения о битве с Ливонским орденом. Я спросила у смотрительницы о потерях с обеих сторон, поскольку приходилось читать о гибели лишь 20 рыцарей. Она ответила, что ученые оценивают потери в 3 тыс. человек с обеих сторон, что, надо признать, немало по тем временам. Это, конечно, то самое пресловутое «а чуди без счету». Понятное дело, что 20 рыцарей – тоже весьма приличная цифра потерь: ведь подготовка  одного рыцаря занимала годы, а его снаряжение стоило как несколько деревень с крестьянами. Да и сколько всего рыцарей было в Ливонском ордене, еще и на этом направлении?! Наверное, это равносильно потере 20 танков в современном танковом сражении: ведь рыцари - это танки средневековья. К тому же, Ледовое побоище – не просто случайная стычка, а эпизод русско-шведской войны 1240-1242 гг, после которой Швеция была вынуждена надолго отказаться от дальнейших притязания на землм Северо-Западной Руси и переключилась на завоевание Финляндии. В общем, посещение музея вполне убедило меня скептически относиться к «разоблачителям» из секты «все было совсем не так».
На обратном пути в Псков мы сделали остановку в Свято-Елеазаровском женском монастыре, центральный храм которого - собор Трех Святителей -  относится к 1574 г. Впрочем, его отреставрировали так, что о возрасте храма сейчас почти ничего не напоминает. Потому много времени мы здесь тратить не стали, а поспешили вернуться в Псков.
Collapse )