September 8th, 2015

манеев

Архангельская область (БПО): сплав по средней Онеге (Маркомусы-Пустынька-Звоз-Турчасово)

Утром четвертого дня наша группа, погрузившись на 2 рафта, ведомых опытными и бесстрашными капитанами, отправилась из Маркомусов вниз по Онеге. Путь наш лежал в Пустыньку, где в XVIв новгородские ушкуйники (речные матросы), пользовавшиеся этим маршрутом для доставки грузов на север, основали монастырь Ямецкая (Емецкая) пустынь (здесь проходил волок в реку Емца - приток Северной Двины. До сих пор, судя по карте, в Пустыньку ведет дорога под названием Емецкий волок, но она непроездная уже много лет). Место выбрали неслучайно – аккурат после первого из грозных Бирючевских порогов (Большая голова), который был настолько опасным, что преодолевать его предпочитали волоком посуху. За успешное прохождение столь сложного препятствия, конечно, следовало поблагодарить Бога, так что возникновение монастыря в этом медвежьем углу было вполне логично.
Сейчас пороги эти совсем не страшные - в советское время их взорвали, так что теперь уровень сложности там довольно низкий. Нам, к тому же, еще и повезло: из-за долгих дождей накануне вода в Онеге была высокая. Но первый порог все равно проходили на веслах, и то в одном месте рафт все-таки сел на камни, и капитану пришлось прыгать в воду и сталкивать нас. Вообще, на рафтах мы преодолели в этот день более 60км, перепад высот от начальной точки пути до конечной составил более 30м, если правильно помню цифры (а я их обычно помню).

Почти сразу после Макромусов Онега входит в глубокое ущелье. Берега здесь высокие и густо покрытые тайгой. Издавна в этих краях никто не жил – ни фино-угры, ни русские. Места эти и сейчас глухие и безлюдные: изредка лишь попадется на глаза охотничья избушка. Пустынька почти на 50 км чуть ли не единственный поселок, и тот нынче практически брошенный. В советское время здесь был психоневрологический интернат, закрытый в 1990-е гг. После этого поселок был покинут жителями - сейчас деревянные бараки и административные и хозяйственные постройки потихоньку ветшают и разрушаются. Проживает в Пустыньке (и то только летом) нынче один человек – бывший то ли пациент, то ли работник интерната, настолько душой прикипевший, видимо, к этим местам, что терпит ради жизни здесь всяческие неудобства, связанные с отсутствием благ цивилизации и элементарной инфраструктуры, не говоря уже о человеческом общении (хотя оно-то как раз требуется не всем). Дети регулярно на лодке привозят ему продукты, свечи, керосин и прочие необходимые вещи, поскольку магазины в поселке, как нетрудно догадаться, отсутствуют. Понятно, что этот местный житель не упускает возможности встретить на берегу столь редких в этих местах туристов – когда мы причалили, он нас уже ожидал.
Весь сплав нашими организаторами был затеян, строго говоря, ради одного объекта: от бывшего монастыря осталась уникальная церковь Благовещения (1719г), крытая двойной бочкой – над основным объемом храма и алтарной частью. Завершение это, как нам сказали, уникально. Мне оно напомнило разве что храм Обретения Главы Иоанна Предтечи на Почозере – но там «родные» бочки не сохранились и сейчас восстановлены реставраторами, а в Пустыньке они подлинные. Пробившись через высокие заросли борщевика и крапивы, мы вошли в церковь, где в основном объеме сохранились небеса, расписанные по-простому – золотыми звездами на голубом фоне.


Церковь Благовещения в Пустыньке (1719г). Цвет обшивки - это не специальная порода дерева, просто старая краска со временем приобрела такой красивый оттенок.

Collapse )


Вот такая табличка осталась на административном здании бывшего поселка. Читать про 170 жителей, 35 тыс. дохода подсобного хозяйства, 100 голов поросят и 15 коров, видя нынешнее состояние Пустыньки, и смешно, и грустно одновременно.


Но особенно "рвет", конечно, последняя фраза.

Снова погрузившись в рафты, продолжили сплав. Второй порог оказался проще – мы его вообще прошли на моторе. В какой-то момент Онега вышла из ущелья, и мы выплыли на плес. Здесь по берегам вновь появились деревни, а значит, какие-то сухопутные дороги присутствовали. Сделали еще одну остановку в бывшей деревне Звоз, где находятся остатки церкви Богоявления (1898г), открытой во время предыдущих поездок Неизвестной провинции (храм не значился до этого в справочниках и каталогах).
В следующий раз пристали к берегу на обед – к причалу подъехал наш автотранспорт со съестными припасами, организаторы приготовили там же обед - так что голодными в этот день мы тоже не остались.
Единственным неприятным моментом стал тот факт, что я совершенно не подумала о солнцезащитном креме, потому к концу дня лицо у меня весьма сильно обгорело, почти также, как в свое время в Сибири, - обидно было второй раз за лето превратиться в чучело. Хорошо, что это быстро проходит.

Collapse )

Последней остановкой на сплаве стало большое село Турчасово, (раньше новгородский городок Турчасов). Здесь некогда также стоял тройник, но одна из церквей - шатровый храм Благовещения (1776г) - сгорела в 1964 году от удара молнии. Причем пожар заметили вовремя и могли бы потушить, но вдруг начали взрываться снаряды, засевшие в стенах церкви еще со времен боев гражданской войны (в то время в Архангельской области была высадка английского десанта, кровопролитные бои красноармейцев с англичанами и т.д. – вообще, это отдельная интересная история, к которой я, вероятно, еще вернусь). Таким образом, в Турчасово остался один из самых красивых на Севере двойников – великолепный по своей архитектуре храм Преображения (1786г) и колокольня 1793г постройки.

Смотрительница открыла нам обе двери: внутри церкви сейчас идут восстановительные работы, от прежнего интерьера сохранились лишь каркас иконостаса и «неба», которое, насколько я поняла, было написано не на досках, а на натянутых (вроде как подвесной потолок) полотнищах. А на колокольню стоит забраться ради умопомрачительных видов на Онегу и окрестные села, во многих из которых также сохранились деревянные часовни и церкви (в последний день поездки мы как раз проехали этим маршрутом - но уже на автобусе).
В Турчасове интересна также жилая застройка – деревня застроена высокими добротными домами, чьи окна выходят не на улицу, а на Онегу (обычное дело для прибрежных деревень, для которых река была главной магистралью).
Переправившись из Турчасово на противоположный берег реки, мы попрощались с нашими капитанами и направились в городок Онега, что стоит на месте впадения одноименной реки в Белое море, вернее, в его Онежскую губу. Достопримечательностям беломорского побережья был почти целиком посвящен следующий день нашей экспедиции, о чем речь пойдет далее.

Collapse )


Прощальный взгляд на Турчасовский погост.