February 25th, 2015

манеев

Ивангород (Парусинка) и Нарва (Кренгольмская мануфактура): немного промышленной истории.

Еще до похода в Ивангородскую крепость я зашла в Художественный музей, посвященный Ивану Билибину. Здесь неплохое собрание его работ (иллюстрации к сказкам, эскизы костюмов и декораций к операм, и т.д.), есть также мебель из его последней квартиры в Ленинграде, личные вещи, а также работы его второй жены – тоже художницы. Причем создан такой музей именно в Ивангороде по воле самого художника его приемным сыном – и, наверное, правильно, поскольку останься работы Билибина в Питере, они, скорее всего, затерялись бы в многочисленных музеях северной столицы (а скорее, в их запасниках). А здесь, в маленьком городе, у Билибина получился практически свой персональный музей.

Collapse )

На этом я закончила программу первого дня, поскольку насквозь вымокшие еще в Нарве ноги (ну не чистят там тротуары, как, впрочем, и в Ивангороде) требовали отдыха и тепла. Потому еще один примечательный район Ивангорода – т.н. Парусинку – посетила уже на следующий день. Барон Александр Штиглиц построил льнопрядильную, суконную и парусиновую мануфактуры у порогов реки Нарвы с расчетом использовать энергию реки для своего производства. Пороги эти сейчас называют Нарвскими водопадами, и особенно хорошо они выглядят весной, когда в реку сбрасывают воду из близлежащего водохранилища.
А вокруг, по обеим сторонам реки возвышаются в меру запущенные корпуса бывших текстильных предприятий Штиглица и Кноппа. Причем, эстонская часть (хлопкопрядидьная мануфактура Кноппа) сейчас заброшена, а на российской что-то производят до сих пор (хотя выглядит она очень запущенно), так что погулять среди фабричных корпусов у меня не получилось.
Зато получилось дойти до недавно отреставрированной Троицкой церкви, построенной тем же Штиглицем в стиле русского узорочья XVIIв. Храм был закрыт, но чуть позже мне его открыли и даже показали усыпальницу баронов. К сожалению, из прежнего внутреннего убранства сохранилась лишь фреска на алтарной стене, и та сейчас скрыта за строительными лесами. Остальное все новодел.

Collapse )

Вокруг мануфактур барон Штигрлиц построил для рабочих больницу и множество жилых домов, которые и сейчас, несмотря на обшарпанность, смотрятся достаточно добротно. Это и есть район Парусинка – нынче несколько трущобный, но довольно интересный. От проходной фабрики, где стоит впечатляющая ротонда бывшей рабочей столовой, лучами расходятся улицы, застроенные высотными домами (представьте, какое впечатление они производили на крестьян, составлявших в то время основной контингент работников текстильных предприятий). Спуски к реке оборудованы лестницами и красиво оформлены арками. В целом, место атмосферное и удачное для любителей фотографирования. Хоть я себя к ним и не причисляю, но гуляла здесь достаточно долго – ракурсы иногда открывались совершенно неожиданные.

Тем не менее, кому-то это зрелище покажется достаточно тягостным. Я, если честно, при всей любви к исторической застройке и нелюбви к современной российской реставрации, тоже не очень понимаю, почему проводя олимпиады и присоединяя территории, мы позволяем некоторым собственным гражданам жить в таких условиях. Я уже молчу о сохранности памятников - тут уж не до грибов, как говорится.


Площадь перед фабрикой А.Штиглица с заброшенной ротондой без окон и дверей - бывшей столовой для рабочих.

Collapse )


Жилые дома для рабочих в районе Парусинка (II пол. XIXв).