June 7th, 2011

def_1

Бушуют страсти роковые.

Поскольку сейчас в ГМИИ Пушкина можно посмотреть на Боттичелли (на одну работу, правда, как обычно), вспомнилась одна история, которая пришлась весьма кстати для того, чтобы заинтересовать картиной племянницу. Да и мне она как-то по сердцу пришлась, так что расскажу вкратце - вдруг кто не знает.

Симонетта Веспуччи (в девичестве Каттанео) прибыла во Флоренцию в 1469 году вместе со своим супругом Марко. Здесь ее хрупкая и трогательная красота недолго оставалась без внимания: вскорости в Симонетту были влюблены практически все флорентийцы, и даже флорентийки питали к ней искреннюю симпатию за ее добрый нрав, скромность и обходительность. Семья Веспуччи была принята на высшем уровне - сами Медичи устраивали в их честь приемы.


Портрет (предположительно, как и почти все в этой истории) Симонетты Веспуччи работы Боттичелли (ок.1476-1480гг).

Адрес картинки: http://img0.liveinternet.ru/images/attach/b/3/21/174/21174085_Botichelli_Simonetta_Vespuchchi_1475_szh.JPG

Collapse )

Оба брата Медичи - Лоренцо и Джулиано поклонялись красоте Симонетты, но Лоренцо уже тогда был слишком погружен в государственные заботы, а вот у Джулиано свободного времени было побольше. К тому же, в отличие от Лоренцо, он был очень хорош собой и считался бесспорным любимцем женщин, "принцем Юности" и т.д. и т.п.


Портрет Джулиано Медичи - тоже боттичеллиевский (1478г). Портрет тоже посмертный (обратите внимание на полузакрытые глаза).

Адрес: http://www.artchive.com/web_gallery/reproductions/207501-208000/207720/size1.jpg

В общем, их роман с Симонеттой был практически неизбежен.
На состоявшемся в 1475 году турнире Джулиано выступал со штандартом, на котором главный на тот момент медицейский художник Алессандро Фелипепи, более известный как Сандро Боттичелли изобразил Симонетту Веспуччи в виде Минервы. Считается, что в этом году она стала возлюбленной Джулиано, впрочем, вполне вероятно что связь эта была платонической, поскольку Медичи и Веспуччи дружили семьями.
Оттого не очень вероятной представляется версия, что на картине "Венера и Марс" (1483г) Боттичелли изобразил Симоннету, возлежащую рядом с возлюбленным Джулиано - хотя портретное сходство обоих персонажей прослеживается. Но кто же теперь заглянет в душу художника, большого любителя аллегорий, как известно.

Collapse )

Наверное, не стоит видеть в каждой работе мастера портрет Симонетты. Но факт остается фактом - после знакомства с ней круглолицые Мадонны, похожие на тех, что писали его учителя Филиппо Липпи и Андреа Верроккьо, уступили место на картинах Боттичелли золотоволосым женщинам с утонченными продолговатыми лицами.

Collapse )

А история Симонетты и Джулиано закончилась так, как и положено кончаться таким историям. Через год после знаменитого турнира Симонетта умерла от туберкулеза. Хоронила ее вся Флоренция. Джулиано, вероятно, горевал, искал утешения (надо сказать, небезуспешно, так что даже прижил внебрачного сына), пока не погиб ровно через два года после потери своей возлюбленной. Смерть его была страшной - заговорщик Франческо Пацци нанес ему несколько десятков ударов кинжалом, да с таким остервенением, что сам серьезно поранился. Лоренцо во время того заговора, названного заговором Пацци и инициированного папой Сикстом IV, к счастью, удалось спастись, и флорентийская толпа сама казнила многих из заговорщиков - Медичи в то время были очень популярны во Флоренции.

А Сандро Боттичелли, бывший свидетелем всех этих драматических событий, продолжил писать своих прекрасных богинь и Мадонн. Надо сказать, что все дошедшие до нас предполагаемые изображения Симонетты (в том числе и приведенные выше) посмертные, оттого многие исследователи выражают большие сомнения в их достоверности. Но вряд ли кто-то будет отрицать тот факт, что эта несвоевременно ушедшая из жизни девушка на многие годы стала для художника источником неиссякаемого вдохновения и образцом женской прелести.

К сожалению, большинство вышеизложенных фактов нельзя считать достоверными. Достоверно лишь то, что Сандро Боттичелли, скончавшийся через 32 года после Симонетты, похоронен рядом с ней во флорентийской церкви Оньссанти. И если это не случайно, то заставляет задуматься о том, какая из историй любви здесь более настоящая.