April 16th, 2011

def_1

Рим: день пятый (Ватикан и Трастевере). Окончание.

Нет, все-таки Рафаэль был чуть пораньше. Через длинные галереи Гобеленов и старинных географических карт, а также зал Константина, повествующий о крещении этого императора и пресловутом Константиновом даре, расписанный учениками мастера, можно попасть в личные апартаменты папы Юлия II - несколько небольших комнат, где в последние годы жизни работал сам Рафаэль. Это и есть те самые знаменитые Рафаэлевы станцы.
Первая из них - Станца Элиодора - содержит росписи Рафаэля ("Освобождение апостола Петра из темницы" и написанную совместно с учениками "Встречу Льва I с Атиллой"), а также фрески Луки Синьорелли на потолке.
Самой известной, пожалуй, является следующая Станца-делла-Сеньятура ("Станца подписей") (1508-1511гг) - благодаря, прежде всего, превосходной "Афинской школе", на которой под видом самых известных философов античности изображены современники Рафаэля - величайшие из деятелей высокого Возрождения. Мы, например, оправившись от первого впечатления, провели несколько десятков увлекательных минут, разыскивая и разглядывая тех или иных персонажей.
Здесь же можно увидеть фрески, прославляющие торжество церкви (там тоже изображены современники Рафаэля - по большей части религиозные деятели плюс Фра Анжелико) и торжество поэзии (с Аполлоном и обязательным Данте).
Далее следует станца "Пожара в Борго", где Рафаэль приложил руку только к заглавной фреске, остальное доделали его ученики (что очень заметно, кстати).


Станца-делла-Синьятура. "Афинская школа". Рафаэль (1520-1530-е гг). В центре в красной мантии - Платон с головой Леонардо да Винчи. Слева на переднем плане - Евклид с лицом архитектора Браманте.

Collapse )

Отсюда уже отправились в Сикстинскую капеллу. Шли долго, на современное искусство почти не смотрели, немного поглядели на фрески Пинтуриккьо в одном из бесчисленных залов, но, честно говоря, было не до него.

В Сикстинской капелле всегда толпится народ, от чего, впрочем, оказалось довольно несложно абстрагироваться. Стены этого готического сооружения XIII века в XV веке были расписаны самыми известными живописцами того времени: Боттичелли, Перуджино, Гирландайо, Росселли, создавшими прелестный цикл фресок на библейские темы по периметру помещения.

Существует легенда, что идею пригласить Микеланджело для росписи плафона капеллы подали папе Юлию II Рафаэль и Браманте совсем не из добрых побуждений (Микеланджело и сам считал себя больше скульптором, чем живописцем). Но через 4 года в 1512 году, когда плафон был окончен, оказалось, что гениальный скульптор оказался не менее гениальным художником (хотя эти мускулистые рельефные фигуры, наверное, действительно, больше напоминают объемные скульптуры). На плафоне в нескольких сюжетах рассказана история сотворения мира, а его паруса украшены мощными фигурами обнаженных, сивилл и пророков.

На алтарной стене капеллы находится грандиозный "Страшный суд", который Микеланджело написал гораздо позднее - в 1541 году уже при папе Клименте VIII. Несколько десятков обнаженных фигур на ярко-синем фоне производят впечатление просто ошеломляющее - несмотря на все ранее прочитанное, увиденное на репродукциях, в интернете и т.п. Сюжет Страшного суда абсолютно канонический, но его воплощение в Сикстинской капелле совершенно особенное, какое мог позволить себе только гениальный мастер.


Фрагмент "Страшного суда" Микеланджело. "Святой Варфоломей, предъявляющий Иисусу свою содранную кожу" (ее искаженное лицо - это автопортрет Микеланджело, один из самых мрачных в истории живописи, как написано в моем путеводителе, ну и один из самых оригинальных, добавлю от себя).
Картинка отсюда: http://www.christusrex.org/www1/sistine/40p-Bartholomew.jpg

Collapse )

Переведя дух ("Все-таки помирать теперь не так страшно будет"- отшутилась ОВ, которой, уверена, предстоит еще много лет жизни в полном здравии), прямиком пошли в собор Святого Петра. Здесь посмотрели на чудесную "Пьету" раннего Микеланджело, барочные берниниевские интерьеры (балдахин и несколько надгробий), зашли в сакристию, где расположен музей-сокровищница и, несколько разочаровавшись, несмотря на грандиозные размеры собора, вышли на площадь святого Петра. Как известно, на этом месте до XVI века стояла базилика, возведенная еще при Константине Великом над могилой Святого Петра в IV веке нашей эры, но потом из соображений престижа ее решили заменить нынешним сооружением (и совершенно напрасно, по-моему). Читала, что под полом здесь раскопан античный раннехристианский некрополь, а также есть музей с артефактами старой базилики, но в этот раз мы туда не попали.
Дождь, не прекращавшийся на протяжении всего дня, поливал Вечный город просто неумолимо, оттого фотографии вполне открыточной площади Святого Петра у меня несколько неординарные получились.

Collapse )

Поймав такси, отправились в Трастевере, район, расположенный в излучине Тибра на левом берегу. Долгое время Трастевере считался районом аутентичным и не слишком засиженным туристами, но сейчас это пусть не слишком парадное, но колоритное туристическое место, где коренных римлян не так уж много осталось.

Первым делом здесь загланули в базилику Санта-Мария-ин-Трастевере, основанную еще чуть ли не начале II века н.э., а отстроенную в IV веке. Впрочем, нынешний фасад относится к XVIII веку, а вот его наружные мозаики остались от XIII века. Интерьер базилики также довольно любопытный: отличные алтарные мозаики, пол в стиле "косматеско" и удивительный резной потолок с росписью Доменикино.

Напоследок успели еще зайти в интереснейшую церковь Сан-Кризогоно (IVв, по примеру большинства римских церквей перестроена в XII и XVI веках). Самое интересное здесь даже не апсида XVII века, украшенная не фресками, а позолоченными барельефами, а раскоп нижней базилики, где мы погуляли некоторое время в попытках разглядеть полустертые фрески VIII века. Почему-то именно такие места (а их в Риме там немало встречается), где слои истории накладываются друг на друга, вызывали у меня особенно сильные чувства.

Больше никуда в этот день мы не успели (можно подумать, нам мало было!). Церковь Санта-Чечилия осматривали уже только снаружи и в темноте. Зато, придя на уютную Пьяца-ди-Мерканти, отыскали там отличную таверну, существующую (подумать только!) в этом самом здании с XVI века, где и поужинали.

Collapse )