Kuba (kuba) wrote,
Kuba
kuba

Categories:
Раз уж речь зашла о переводах.

Есть замечательная песня "Журавли" на стихи Расула Гамзатова. Стихи потрясающие - однако, давно меня мучает вопрос: если Гамзатов писал на аварском, чьей заслуги в этой красоте больше - автора или переводчика?
Вот что сказал Яндекс:

Здесь же, в Японии, он [Гамзатов] получил телеграмму, в которой сообщалось о кончине его матери. Гамзатов вылетел в Москву и в самолете, думая о матери, вспомнил и умершего отца, и погибших на войне братьев. И та хиросимская девочка с бумажными журавликами не уходила из памяти. Вот так и родилось стихотворение, которое начиналось этими строчками:
Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей...
Стихотворение увидел в журнале "Новый мир" Марк Бернес. Переработав его при посредстве автора и переводчика Наума Гребнева, Бернес прочитал его Яну Френкелю и попросил его написать музыку… Так появилась песня.


Ну хоть "при посредстве автора". В принципе, мне всегда было трудно представить, как это звучит по-аварски (приходилось слышать пару раз аварскую речь), с "джигиты - зарыты" немного поаутентичнее, конечно :) Но тем не менее, вопрос остается: в оригинале это так же прекрасно по форме (смысловое наполнение не трогаем, понятное дело), там та же почти совершенная рифма и отточеный ритм стиха?
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments