Kuba (kuba) wrote,
Kuba
kuba

Об одной модели счастья

Был тут как-то любопытный прогон от одной юзерицы, которую я изредка почитываю. Авторицу, конечно, постоянно сильно заносит на поворотах, но, как ни странно, в данном конкретном случае с ней трудно не согласиться. Нет, не по вопросу, как должно быть (здесь двух одинаковых мнений не найдешь, пожалуй). Но в том, как оно было раньше в плане гендерных отношений, она, видимо права.

Возьмем в качестве примера некую общепризнанную модель личного счастья типа "Пушкин". Хотя, почему "типа", это ведь вполне конкретный живой пример.

Есть замечательно интересная и подробная книга Тырковой-Уильямс про Пушкина, в которой весьма детально, в том числе, речь идет и о браке Пушкина. В принципе, из всего прочитанного у Тырковой (и не только) на эту тему, нетрудно заключить, что Наталья Николаевна мужа не любила. Не активно не любила, нет - ей, конечно, льстило быть женой известного человека, деньгами он ее худо-бедно, но обеспечивал, заботился и т.д. - любил, вобщем. Но вот доказательств наличия ответного чувства как-то не наблюдается.
В принципе, трудно предположить, что сам Пушкин этого не видел и не знал. Но ни в одном его письме, ни в одном из воспоминаний современников нет ни единого упоминания о жалобах поэта на сей факт. То есть, существовавшее в собственной семье положение дел, похоже, вплне устраивало Пушкина - ему, видимо, достаточно было любить самому и владеть любимой женщиной, а ответные чувства - уж как получится (или даже нежелательны вовсе?) - это, собственно, то, чего я, как ни стараюсь, понять не могу.

Или вот еще. Читая воспоминания о преддуэльных месяцах жизни Пушкина, очень явственно почувствовала, что поэт не особенно-то был уверен в своей жене. Ее поведение во всей этой истории - тоже вопрос интересный. Как минимум в легкомыслии и неосторожности Наталью Николаевну обвинить можно. Но, опять же, нигде нет ни одного свидетельства о том, что Пушкин считал жену в чем-то виноватой (зато есть противоположные свидетельства). Да, страдал, мучился от стыда и двусмысленности, предпочел решить вопрос путем дуэли - но ни разу не обвинил супругу.
Это нарочитое подчеркивание непричастности НН к истории, к которой на деле она имела самое прямое отношение, - что это? Получается, жена воспринималась Пушкиным как некий объект, который вызывает какие-то явления, но абсолютно за них неответственен. Что это, как не уверенность в неправоспособности объекта? А чего от неправоспособного особенно требовать можно - разве что соблюдения каких-то раз и навсегда установленных для него норм и правил. А чуть шаг в сторону (по воле обстоятельств, видимо, произошедший) - и все, зона ответственности объекта кончается.
Иногда мне кажется, что любой деревенский мужик, лупасивший свою жену за реальный или мнимый проступок, больше видел в ней полноправного человека, чем Пушкин в своей Наталье Николаевне.
И тем не менее, Пушкин ведь не просто Божья дудка. Несомненно, это человек, достойный всяческого уважения и за свои личностные качества, за ум, а порой и мудрость, которые он сам в себе воспитал. И, помимо всего прочего, он ведь был по-настоящему счастлив.

Многие ли современные мужчины и женщины приняли бы такую вот модель счастья, в которую столь естественно вписались Пушкин и его жена? Я таких пока не встречала. А исчезли такие люди - значит, и сама модель нам, другим, более недоступна. Вполне возможно, что она только одна из - но, похоже, что все эти "из" на пальцах одной руки пересчиталь можно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments